Интервью Кимберли для журнала Psychologies (27.12.21)

«Сара была огненным шаром энергии и радости. Скорбь по ней — это ежедневный вызов».

Кимберли Уолш была опустошена после того, как её коллега по GA Сара Хардинг скончалась от рака груди в возрасте 39 лет. В эксклюзивном интервью журналу Psychologies Кимберли рассказывает о том, как справляется с болью утраты, как стала мамой в третий раз и почему потеря Сары заставила её отметить 40-летие с благодарностью, надеждой и позитивным настроем.

Воспоминания о 2021 годе будут вызывать у Кимберли Уолш противоречивые чувства. Маленькому Нейту, их третьему ребёнку с супругом, Джастином Скоттом, теперь уже шесть месяцев. Его широкие улыбки и добродушный нрав — воплощение мечты занятого семейства. «Нам с ним так повезло», — говорит Кимберли со своим акцентом уроженки Западного Йоркшира, сохранившимся даже после 20 лет жизни в Лондоне.

«Конечно же, я всех своих детей обожаю, но с Нейтом было проще всего — а с учётом того, что он уже третий, это облегчение. Даже грудное вскармливание, с которым раньше были проблемы в первые недели, началось без проблем. Он просто родился, а потом я целый час его кормила — и была вне себя от восторга!»

«Даже мои друзья, которые решили, что не хотят заводить ещё детей, говорят, что Нейт всерьёз заставил их пересмотреть свои взгляды. Он всем доволен и просто само спокойствие, совсем как его папа».

Уолш также растит семилетнего Бобби и Коула, которому только исполнилось пять. Сознание того, что Нейт — её последний ребёнок (она категорично заявляет, что «точно с этим закончила»), заставило её взглянуть на многие вещи иначе. Бессонные ночи показались уже не такими изматывающими, а от идеи соблюдения распорядка было решено отказаться.

«Большая часть меня хочет насладиться этими ночными кормёжками, потому что я знаю, больше детей у меня не будет, а время пролетает слишком быстро. Грудное кормление укрепляет связь ребёнка и матери, и Нейту нравятся обнимашки, которые к нему прилагаются».
«Думай я, что мне снова придётся через всё это проходить, я могла бы относиться ко всему практичней. Но он мой последний ребёнок, так что я не могу заставить себя строжиться. Так что я его испортила!»

Она смеётся, но радостное время для Кимберли на сей раз переплелось с безмерной печалью и скорбью. Уолш до сих пор приходит в себя после ухода своей подруги и бывшей одногруппницы Сары Хардинг, скончавшейся в начале сентября от рака груди 4 стадии в возрасте 39 лет. Когда она впервые заговаривает о смерти Хардинг публично, становится понятно, что раны ещё не зажили, и Уолш признаётся, что до сих пор пытается найти в происходящем смысл.

«Врать не буду, это совершенно выбило нас всех из колеи, и скорбь по ней — это ежедневный вызов. Пока ты сам не испытаешь это чувство из-за ухода близкого человека, невозможно представить, что это такое. И я, честно говоря, до сих пор не понимаю, как можно действительно всё это принять».

«Мне приходится с этим сталкиваться изо дня в день, и для меня эта скорбь заключается в постоянном нахождении на связи, особенно с Сариной мамой, так я стараюсь убедиться, что у всех всё в порядке. Потребуется много времени, чтобы прийти в себя, и это очень, очень тяжело».

За исключением поста в Инстаграме, опубликованном после получения диагноза, и выхода книги-бестселлера «Hear Me Out» Хардинг боролась с болезнью вдали от посторонних глаз и привычного для неё света прожекторов. Лишь самые близкие знали о приближении конца, и Уолш немного успокаивает тот факт, что у неё было время рассказать подруге, сколько она значит для неё, и познакомить со всеми тремя сынишками.

«К счастью, мы смогли хорошо провести время всей группой. Мне очень хотелось, чтобы Сара встретилась с моими мальчиками, потому что по разным причинам она видела их только по видеосвязи. Эта возможность много для меня значила».

«Последний раз, когда Сара была у меня, она немного подержала на руках моего малыша, и это разбивало мне сердце, потому что мы уже знали, что однажды всё же случится немыслимое. Но я рада, что у нас это получилось, ведь она была такой большой частью моей жизни, и если бы мальчики никогда с ней не встретились, для меня это было бы невероятно странно».

«То время, что мы провели вместе, было невероятно особенным, но легче от этого не становилось, не в тот момент, когда у кого-то столь молодого вот так отбирается жизнь».

«Мне пришлось рассказать мальчикам, что Сары больше нет, и мы постарались сделать это наилучшим образом. Теперь по их словам, «она теперь с ангелами», и иногда бывает неплохо взглянуть на это их глазами. Они не в том возрасте, когда способны полностью это осознать, но я думаю, это к лучшему».

[Через неделю после смерти Сары Ким запостила отрывок с концерта тура Chemisty, где Сара пела Footloose]

«Поначалу я не могла смотреть этот клип, всё думала: «Как это могло произойти? Как этот человек, который был сама жизнь и душа просто… ушёл?» Я не могла мысленно вернуться в те времена. Но иногда стоит пересматривать такие видео и мысленно сохранять людей живыми».

«Помню, какой она была радостной. Она несла с собой просто бешеную энергетику. Никола звала её нашей электрической девчонкой, лучше и сказать было нельзя. А ведь мы были полными противоположностями. Я такая спокойная, практически неподвижная, и Сара — которая была таким огненным шаром энергии, озаряющим комнату! Хотя у неё было две стороны, и многие никогда не сталкивались с её уязвимостью — но это была одна из лучших её черт. В ней не было ни единой капли зла. И я думаю, что в группе мы все чувствовали искреннюю потребность за ней приглядывать. Когда я думаю о ней сейчас, на сцене она делала то, что умела лучше всего, заводила толпу и просто была настоящей силой природы».

[В следующем году группе исполнится 20 лет. После распада в 2013 и речи быть не могло о том, чтобы выступать без кого-то из солисток]

«Я думаю, мы редкий случай в мире групп. Мы прошли весь путь впятером, ни разу не меняя или не теряя солистку. Довольно приятно, что у всех нас было общее мнение на этот счёт».

«Моей падчерице Хлое 22 года, и она не может поверить, что всё это время я была в шоу-бизнесе. Это безумие! Но всё правда кажется ужасно далёким — особенно те ранние дни, они будто бы из какого-то другого мира».

[С тех пор Кимберли пробовала себя на разных поприщах, в шутку она называет себя Дэл Боем шоу-бизнеса {прим. — оптимистичный торгаш из ситкома Only Fools and Horses, постоянно пытающийся разбогатеть разными способами}. Её недавнее новое занятие — утреннее шоу Morning Live на BBC1, и она надеется, что в следующем году сможет побыть ведущей и где-нибудь ещё].

«Каждый день приходится себя щипать при мысли о том, как мне повезло — я буквально пробую всё, что мне хочется! Но это было непросто; многие стараются продолжать работать и жонглировать разными делами — просто так ничего не происходит. Я много тружусь и отношусь ко всем своим начинаниям всерьёз, надеюсь, именно поэтому всё окупается. Но да, последние несколько лет всё было очень ярким».

[Кимберли не шутит, говоря о жонглировании — няни у неё нет, поэтому они с супругом Джастином сидят с детьми по очереди. Недавно Кимберли брала малыша Нейта на съёмки телерекламы для Avon, кормя его в перерывах]

«Нам нужно было снять рекламу и много всего сделать, но я никогда не оставляю его больше, чем на час, а на площадке не возражали. Сказали: «Просто приноси его сюда, что-нибудь придумаем!» Так всё и должно быть».

«Я хочу работать, и мне нужно работать, но я также хочу убедиться, что делаю для своих детей всё, что могу. Нужно признать, что сейчас женщины стараются заниматься буквально всем, и это значит, что нам нужны какие-то уступки».

«На Morning Live согласились взять меня ведущей на 3 дня, а не на полную неделю, для меня этот вопрос был очень важен. Это казалось даром свыше, и для моей семьи такой график очень подошёл. Я думаю, что времена меняются!»

[Но увы, не везде. Первая любовь Кимберли — музыкальный театр — остаётся слишком антисоциальным и изнурительным, и его жёсткие графики никак не подходят для семейной жизни]

«Единственным способом петь в музыкальном театре для меня, как для мамы, было чередование роли с другой актрисой. Три вечера в неделю я могла потянуть. Семь-восемь шоу в неделю — просто нереалистично. Оставлять малыша перед сном я бы никак не смогла, это бы разбило мне сердце, к тому же, я нужна и двоим старшим. Пока я не ищу ролей, но всё равно выскажусь на эту тему на случай, если кто-то где-то меня услышит», — смеётся она.

[Кимберли отлично выглядит, а красоту своей кожи объясняет заслугами сыворотки для лица Renewal Power Serum от Avon]

«От этого никуда не деться, да? — говорит она о возрастных изменениях. — Я ничего с собой не делала. Слишком боюсь! И на уход за кожей кучу денег никогда не тратила, поэтому чувствую, что Avon мне отлично подходит, у них превосходные товары по доступным ценам».

[В ноябре Кимберли исполнилось 40 лет, за 3 дня до этого такой же юбилей могла бы отмечать и Сара]

«Странно начинать думать о себе как о сорокалетней, но, пока эта дата приближалась, я стала иначе к ней относиться — из-за Сары. Нам обеим должно было стукнуть 40 примерно в одно время, мы всегда были близняшками в плане дней рождения, поэтому я чувствовала, что мне нужно по-настоящему отметить эту дату. Она бы хотела, чтобы я повеселилась. Именно так!»

Кимберли на мгновение замолкает, вспоминая об утрате. «Я вступаю в это десятилетие с чувством невероятной благодарности за всё, что у меня есть», а затем добавляет со смехом: «Я буду этому радоваться, потому что это ведь новые 30, не так ли?»